Антиквариат — инвестиции, проверенные временем

Российский рынок антиквариата — это три уровня игроков. Нумизматика — раздел антиквариата с наиболее прозрачным ценообразованием и самыми предсказуемыми результатами вложений. Букинистика — область, где меньше всего подделок. О рынке антиквариата коротко и по делу — заместитель директора аукционного дома «Гелос» Павел Голубев.

Российский рынок антиквариата — это три уровня игроков. Нумизматика — раздел антиквариата с наиболее прозрачным ценообразованием и самыми предсказуемыми результатами вложений. Букинистика — область, где меньше всего подделок. О рынке антиквариата коротко и по делу — заместитель директора аукционного дома «Гелос» Павел Голубев.

Заместитель директора аукционного дома «Гелос» Павел Голубев советует читателям «Делового квартала» окружить себя красивыми вещами, инвестировав в антиквариат. Доходность вложений (в два раза выше ставок банковских депозитов) в этом случае  — всего лишь бонус к радости созерцания вечных ценностей.

Эксперт арт‑рынка и один из руководителей крупнейшего в России аукционного дома, специализирующегося на сделках с предметами коллекционирования, Павел Голубев считает, что наряду с инвестиционными целями покупка антиквариата всегда сопряжена с личным удовольствием от соприкосновения с произведениями искусства, историческими редкостями, творениями настоящих мастеров.

По словам г‑на Голубева, за все время общения с людьми, приобретающими арт‑объекты и антиквариат, он ни разу не сталкивался с покупателем, которого интересовала бы исключительно доходность вложения. Инвестиционная составляющая присутствует всегда, но только бок о бок с эстетической компонентой. На этом рынке нет покупателей (если это только не кураторы, приобретающие произведения искусства для банковских коллекций), которые делали бы вложения исключительно из соображений прибыли в будущем, без желания включить вещь в свое собрание потому, что она просто нравится.

По оценке президента аукционного дома «Гелос» Олега Стецюры, годовой оборот отечественного антикварного рынка может составлять около $1,5 млрд. «Антикварная торговля испытывает подъем, и уже не первый год. Основной причиной являются высокие цены на нефть. Появляется много свободных денег, которые ищут выхода, в том числе и таким образом»,  — считает г-н Стецюра.

Российский рынок антиквариата  — это три уровня игроков. На первом  — 5 тыс. частных дилеров, продающих и покупающих предметы русского искусства  — кто каждый день, кто раз в год. Дилеры  — искусствоведы, сотрудники музеев или люди с художественным, историческим образованием и капиталом от $500 до $500 тыс.

Второй уровень  — антикварные магазины, галереи и салоны, специализирующиеся на старинных вещах. К примеру, в Москве около 180‑200 легальных организаций антикварного рынка, в Петербурге  — 80, в России в целом  — около 400 (в одном только Лондоне  — примерно 2 тыс. антикварных магазинов и 40 аукционных домов). Третий уровень  — аукционные дома, проводящие торги с разным количеством лотов, участников и периодичностью.

1. Рассчитывайте на доходность выше банковского депозита

Говорить об уровне доходности при инвестициях в антиквариат в отрыве от конкретики бессмысленно  — то, насколько может вырасти цена на приобретаемую вещь, зависит от множества факторов. Во‑первых, от раздела антикварного рынка  — это может быть нумизматика, изобразительное искусство, филателия, букинистика, старинное оружие или музыкальные инструменты. Некоторые предметы, относящиеся к антиквариату, вообще непригодны для инвестирования  — получить прибыль не удастся. Считается, что хороший антиквариат дорожает на 20% в год. Но, называя значение, Павел Голубев оговаривается, что это «средняя температура по больнице». Кроме того, всегда нужно помнить о рисках  — подделках, которыми навод­нен этот рынок, об изменении текущей конъюнктуры и т. д.

2. Не рассчитывайте купить сегодня за копейки, а через год продать за миллионы

Частным инвесторам г-н Голубев советует заранее избавиться от иллюзий о дешевизне приобретений и быстром росте стоимости. Хорошие вещи (а их число на этом рынке всегда ограниченно, о каком‑то выборе говорить не приходится) априори стоят дорого. И коллекционеры выкладывают серьезные деньги, рассчитывая, что они с течением времени станут еще серьезнее. Но вряд ли можно говорить об ощутимом росте в течение временного промежутка в год‑другой. Горизонт приобретения должен составлять 4‑5 лет.

3. Если вы ничего не понимаете в искусстве, выбирайте нумизматику или ювелирные изделия

Банки, формирующие коллекции произведений искусства и антиквариата, охотно приобретают старинные монеты, подогревая, таким образом, рынок нумизматики. По словам Павла Голубева, особенно активны они были на этом рынке до кризиса. Причина проста: нумизматика  — тот раздел антиквариата, где наиболее прозрачное ценообразование и самые предсказуемые финансовые результаты вложений, по крайней мере, на коротком промежутке времени, что особенно важно для покупателей, преследующих инвестиционные цели. Неплохо поддается алгоритмизации и математическому просчету динамика цен на старинные ювелирные украшения. А самое главное, цена на текущий момент обычно выверена, прозрачна и не вызывает сомнения у договаривающихся сторон. Чего нельзя сказать о других разделах антикварного рынка, где цены по сделкам частных лиц никогда не раскрываются и соответственно принципов ценообразования, общих для всех, нет совсем.

4. Баланс эстетической и инвестиционной составляющих — живопись и старинное серебро

Сложнее, чем в случае с нумизматикой, ценообразование при продаже произведений живописи. Но инвестиционный потенциал тоже вполне осязаемый. Г-н Голубев рекомендует обратить внимание на живопись XIX — первой половины XX в. Это, например, могут быть передвижники либо представители русского модернизма или более ранних академических течений. Другое направление с хорошим инвестпотенциалом — русское серебро, изготовленное на мануфактурах Овчинникова, Сазикова, Фаберже и т. д.

5. Помните о необходимости атрибуции

Часто приводимые оценки о том, что 2/3 предметов на антикварном рынке  — подделки, Павел Голубев называет слишком усредненными. Подделки действительно есть, но в разных сегментах их количество разнится, кроме того, есть области, где они легко определяются даже непрофессионалом, например букинистика. Так или иначе, серьезные сделки обязательно сопровождаются процедурой профессиональной атрибуции  — установлением авторства, времени и места создания произведения искусства. Для живописи наивысшее доверие — к экспертизе, проведенной экспертными отделами Государственной Третьяковской галереи и Всероссийского художественного научно‑реставрационного центра им. академика И.Э. Грабаря. Другой вариант обезопасить себя при покупке  — участвовать в торгах аукционных домов, которые заранее объявляют о гарантиях по проданным лотам и готовы нести материальную ответственность в случае обнаружения подделки уже после торгов. Невозможно рассчитывать на гарантии при покупке у частных дилеров. Общего же правила для антикварных салонов и галерей нет, но считается, что приобретения в них более безопасны, чем у дилеров.